Поиск по сайту
Начало >> Книги >> Архивы >> Конкуренция и выбор в электроэнергетике

Выбор модели - Конкуренция и выбор в электроэнергетике

Оглавление
Конкуренция и выбор в электроэнергетике
Движение в направлении конкуренции
Реструктуризация и приватизация
Отраслевые структуры
Модель 1 - монополия
А - Рынки с возмещением частичных затрат
Модель 2 - закупочное агентство
Модель 3 - конкуренция на оптовом рынке
Модель 4 - конкуренция на розничном рынке
Выбор модели
Решение агентством контрактных проблем
Соглашения на покупку энергии
Оптовые контракты
Рынки наличного товара и организация торговли
Заключение торговых сделок в энергосети
Установление цен на рынке
Как заставить работать рынки электроэнергии
Объединенная система Великобритании
Стоимость услуг по передаче электроэнергии
Правила инвестирования и возмещение затрат
Предварительное строительство и форвардные права
Контракты и цены на передачу электроэнергии
Установление контрактых цен на несвязанную передачу энергии
Контракты и цены - заключение
В - дело о Йоркширских пилонах
Г - эффективность ценообразования по принципу сверху вниз
  1. ВЫБОР МОДЕЛИ

В этой главе мы рассматриваем структурный вопрос, подробный анализ которого приводится в Части 2, на основе совершенно противоположных парадигм, которые используются для описания торговли.

  1. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ В СВЯЗИ СО СТРУКТУРНЫМИ АСПЕКТАМИ

Необходимо ли делать выводы в отношении соответствующих структур? В целом, будучи экономистами, мы склоняемся к той точке зрения, что конкуренция, при отсутствии определенных доказательств обратного, является предпочитаемой формой организации для обеспечения эффективного производства, поскольку рыночные цены обеспечивают хорошие стимулы как для потребления, так и для производства и (если в остальных отраслях экономики присутствует конкуренция) обеспечивают правильное распределение ресурсов, необходимых для выработки электричества. Наиболее очевидным аргументом в пользу обратного является получение экономии при увеличенных масштабах операций, которое может привести к нерегулируемой монопольной власти или разрушающей конкуренции, а также к значительным расходам на осуществление сделок, что делает конкуренцию неэффективной.
В мелких системах остается возможность для получения экономии за счет масштаба, что свидетельствует о сохранении монополии, или, по крайней мере, системы Модели 2, в которой потенциальная монопольная власть производителей электричества ограничивается контрактами. Даже в крупных системах, по некоторым утверждениям, преимущества стандартизации и централизованной атомной программы предусматривают значительную экономию за счет масштаба, чтобы перевесить преимущества конкуренции.
Во многих развивающихся странах расходы на совершение сделок в условиях конкуренции представляют существенную проблему. Страны, в которых электрическая система еще не поставлена на прочную коммерческую основу, могут вполне резонно решить, что вначале необходимо привести в порядок тарифы, убедить людей оплачивать счета и создать систему бухучета прежде, чем создавать дополнительные сложности, связанные с наличными рынками и открытым доступом. Страны, в которых отсутствует сама юридическая структура коммерческой деятельности, могут резонно решить принять законодательство о компаниях, собственности и банкротстве прежде, чем переходить к какой-либо форме немонопольной организации.
При монополии, предусмотренной в Модели 1, должна ли отрасль находиться в государственной собственности или в частной собственности с регулированием? Опыт США в отношении регулируемой монополии с 40-х по 70-е годы часто служит примером независимого регулирования частных монополий, которое было предназначено для снабжения всего населения дешевой и обильной электроэнергией. Однако, в тот же период государственным монополиям в Европе удалось достичь той же цели: спрос возрастал, и ошибки остались незамеченными благодаря непрерывному усовершенствованию технологии. Когда совершенствование технологии остановилось и цены на топливо возросли, темпы роста спроса упали, и обе системы реагировали очень медленно; обе они продолжали строить избыточные электростанции; государство в обоих местах запретило сжигание газа намного позже, чем это было резонно, что привело к замедлению прогресса в технологии и вызвало поток дешевой электроэнергии после ликвидации запрета. Функция монополии заключалась в защите производителей от технологического прогресса и рисков, существующих на рынке. Вполне вероятно, что частные производители электричества, которые в полной мере подвергаются риску, связанному со спросом, выбрали бы иной путь; в действительности же первыми жертвами приближающейся конкуренции, как в Великобритании, так и в Калифорнии, оказались дополнительные мощности, планируемые государством с одной стороны и органами регулирования с другой стороны.
Модель 2 не решает этих проблем, хотя в ходе непрерывного поступления предложений на новые электростанции могут открыться дешевые источники при условии, что закупочное агентство не ограничивает предложения определенными технологиями и видами топлива. Модель 2 может использоваться для привлечения альтернативных источников капитала в системы, находящиеся в государственной собственности, без принуждения новых участников рынка принимать на себя рыночный риск и, следовательно, она может более успешно использоваться для привлечения инвестиций в возникающие хозяйства. Однако, некоторые возникающие хозяйства испытывают такую потребность в электроэнергии, что закупочное агентство со своими процедурами предложения цены и стандартными тарифами (и во многих случаях с процедурами ограничения объемов поставляемого электричества) может превратиться в преграду. В Китае, где в начале 90-х годов некоторые провинции были переведены на короткую рабочую неделю по причине недостаточного электроснабжения, Модель 2 имела определенный успех, однако недостаток в электричестве по-прежнему ощущается. Некоторая ограниченная форма открытого доступа может позволить новым участникам рынка конкурировать с целью продажи напрямую изголодавшимся изготовителям или муниципалитетам по цене, которую выдержит рынок, а не ждать прохождения через громоздкие процедуры закупочного агентства.
Сопутствуют ли какие-либо из альтернативных моделей в большей степени сохранению существующей системы вертикально интегрированных компаний? Конфликты - это не только теоретические проблемы: они могут привести к затяжным судебным разбирательствам или принятию губительных и неэффективных мер. При введении Модели 2 в США существовал изначальный конфликт, заключающийся в том, что унитарная коммунальная компания действовала в качестве закупочного агентства, одновременно владея конкурирующими электростанциями и системой электропередач. Наверное в результате этого, многие из контрактов с НПЭ не предусматривают диспетчеризацию, что приводит к весьма неэффективной отправке электричества. Было бы предпочтительно, если бы существовал независимый диспетчер конкурирующих производителей электричества. Также в США, где ограниченные варианты Модели 3 существуют в форме муниципалитетов, которые имеют право выбирать поставщика, коммунальная компания, владеющая линиями передач, также является конкурирующим поставщиком и работает по другим правилам в отношении риска и обязательств. Это привело к судебному разбирательству касательно открытого доступа, которое затянулось более чем на десять лет. Для удовлетворительного функционирования Модели 2 требуется практическое отделение закупочного агентства и линий электропередач от унитарной коммунальной компании. Теоретически, должным образом разработанные СПЭ (соглашения о покупке электричества) и системы подачи предложений могут разрешить потенциальные конфликты, однако, на практике это происходит нечасто. Введение системы, соответствующей Модели 2, предусматривающей независимую систему электропередач, представляется шагом вперед по направлению к созданию полноценной конкуренции в будущем. Это - важный шаг, требующий значительной реорганизации.
Проблемы конфликта интересов, операций в собственных интересах и власти на рынке в Моделях 3 и 4 могут потребовать более глубокого дробления существующих компаний. Это не очень приятная мысль для существующих вертикально интегрированных компаний; это сложный и дорогостоящий процесс, требующий больших затрат времени администрации. Можно прибегнуть к альтернативным методам избегания конфликтов, таким как создание различных бизнес-подразделений с самостоятельными системами бухучета. Не все конфликты и ситуации, связанные с операциями в собственных интересах, являются чрезвычайно опасными: что касается экономии средств за счет масштабов, то могут существовать компенсирующие преимущества, которые должны взвешиваться с учетом потенциальных проблем. Более того, конфликты, присутствующие в одной модели, могут исчезнуть в следующей модели; это означает, что крупные структурные изменения должны тщательно продумываться заранее.
Наиболее ярким примером проблемы изменений в процессе перехода от одной модели к другой, является проблема отделения производства электричества. В Модели 2 закупочное агентство не должно быть конкурирующим производителем электричества, а линии электропередач не могут контролироваться одним из конкурирующих производителей; таким образом, в системе, соответствующей системе 2, оказывается давление в направлении отделения производства электричества с тем, чтобы избежать проблем, связанных с конфликтами интересов. В Модели 3 наблюдается давление в направлении отделения производства от компании- дистрибьютора вследствие потенциальных проблем, связанных с операциями в собственных интересах; компания-дистрибьютор, которая имеет монополию на потребителей, находящихся в монопольной зависимости, предпочтет покупать у филиала компании при условии, что она может взыскивать затраты с потребителей, находящихся в монопольной зависимости. Для контроля за этой тенденцией может потребоваться такое навязчивое регулирование, что отделение представляется лучшей альтернативой для обеспечения раздельных операций. Однако, в Модели 4 конфликт, связанный с операциями в собственных интересах, исчезает; если розничный торговец сталкивается с конкуренцией, с его стороны было бы недальновидно предпочесть свой собственный филиал, если можно найти более дешевое электричество. Фактически в Модели 4 присутствует естественная вертикальная интеграция производства и розничной продажи электричества, и возникает проблема горизонтальной власти на рынке, позволяющей повышать цены благодаря тому, что одно юридическое лицо контролирует значительную часть местного рынка и по причине недостатка в линиях электропередач для обеспечения конкуренции извне. Действительно, эта проблема может потребовать отделения, если не существует других средств, но она не существовала в Модели 3 потому, что компания-дистрибьютор имела 100% монополию на потребителей и, следовательно, регулировалась.
В Моделях 3 и 4 эксплуатация систем электропередач должна быть независима от торговцев; мы рассмотрели различные функции и возможные конфликты. Модель 3 в любом случае представляется нам неустойчивой, несмотря на то, что она может существовать на протяжении нескольких лет, по причине сложности определения того, кто имеет право выбирать своего поставщика на рынке, если некоторые юридические лица имеют это право выбора, и по причине нечестности, которую проявляют некоторые лица, относя себя к категории, сулящей наибольшие льготы.
Опыт первых стран, использовавших Модель 4, показал, что эта модель является целесообразной и что возможно введение торговых соглашений, позволяющих потребителям выбирать своих поставщиков. Это вызвало огромную заинтересованность в реструктуризации электрического сектора и в ведении прямого доступа. Несмотря на то, что Модель 2 является желательной в некоторых случаях, в частности, если институциональные образования являются незрелыми или системы настолько малы, что конкуренция изначально ограничена ввиду существования слишком малого числа электростанций и связанных с этим проблем власти на рынке, мы считаем, что Модель 4, вероятно, является моделью выбора для развитых стран со сложными энергосистемами. Однако, в данном случае решение еще не принято: на момент написания данной книги британская система еще не завершила переход к полноценной конкуренции на розничном рынке, и такое значительное увеличение числа потребителей, имеющих право на конкурентное электроснабжение, а также сохранение адекватных мощностей, может столкнуться с трудностями.
Возможно, через десять лет встанет вопрос о пересмотре и переиздании этой книги, и мы с удивлением вспомним о том, что мы считали Модель 4 последней моделью в цепи. Давление, по нашим оценкам, в основном будет оказываться в связи с огромными изменениями в технологии, которые мы упоминали во вступительной части - экономия за счет масштабов, в целом, возможно, трансформируется настолько, что мы будем рассматривать не способы осуществления экономичной диспетчеризации и рыночной торговли через централизованную сеть, а появление дешевых рассредоточенных электростанций, работающих на газе. Достижения технического прогресса в области материалов за последние годы позволили значительно повысить эффективность турбин (благодаря более прочным маркам стали и керамическим покрытиям в сочетании с компьютерным проектированием), поэтому наблюдатели расценивают переход к доступу к розничной продаже как последний вздох умирающих централизованных электростанций, а не начало новой эры. Если появится выбор технологии в области топливных элементов, использующихся на мелких ТЭЦ или газовых станциях, и поддержка станет ненужной или очень дешевой (поскольку телевизоры лишены практически всех дефектов), мы сможем наблюдать электрический сектор, значительно отличающийся от существующего сегодня.
Тем не менее, поскольку наша точка зрения ограничивается существующими возможностями, мы переходим к рассмотрению институциональной организации и технических аспектов, которые необходимо понять прежде, чем Модели 2, 3 и 4 могут быть воплощены на практике.

  1. ВВЕДЕНИЕ В ТОРГОВЫЕ СОГЛАШЕНИЯ, ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ПЕРЕДАЧИ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА И ДОСТУП К РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛЕ

В этом заключительном разделе Части 1 мы делаем попытку синтезировать последующие вопросы книги и как можно проще объяснить две парадигмы, которые являются довольно важными для понимания того, почему количество публикаций, посвященных торговле электричеством, неуклонно возрастает. Парадигма - это концептуальная модель происходящего; это - “удобный вымысел”. Старая парадигма касалась распределения затрат коммунальной компании. Обе новые парадигмы признают, что в настоящее время мы существуем в мире рынка: электричество - это товар; оно имеет рыночную цену. Оно стандартизировано в соответствии с напряжением и частотой, и одна единица электричества ничем не отличается от другой. Конечного потребителя абсолютно не интересует, на какой электростанции вырабатывается электричество. Парадигмы, которые использовались для создания представления о торговой системе, могут не иметь большого значения или же могут иметь непреднамеренные последствия.

  1. Удобный вымысел: две парадигмы

Одна парадигма - это “рыночная” модель, построенная на основе анализа большинства рынков, в том числе рынков товаров, на которых производители, оптовые и розничные продавцы приобретают в свою собственность физический продукт и транспортируют его с одного места на другое различными способами. Таким образом, применительно к электричеству эта парадигма предусматривает существование производителей, которые планируют продажу через сеть розничных продавцов, платящих за транспортировку (передачу электроэнергии) по мере ее осуществления, и розничных продавцов, которые продают конечным потребителям через сеть распределения электричества и платят за пользование линиями для распределения электричества по мере пользования. Те, кто использует данную парадигму, наблюдают, что, если торговая система создана с учетом осуществления двусторонних торговых сделок, то в условиях конкуренции благодаря арбитражу и условиям входа на рынок рыночная цена на все эти услуги установится на конкурентоспособном уровне, который мы принимаем за:
предельные затраты на предоставление услуги при условии существования
излишних мощностей или стоимость услуги при их отсутствии.
Если конкуренция отсутствует, например в сфере передачи электричества, задача органа регулирования заключается в определении предельных затрат с тем, чтобы они могли быть взысканы с потребителя.
Другую парадигму можно назвать “оптимизированной” парадигмой. Она функционирует на основе конечного результата, обеспечиваемого этими предлагаемыми рынками: после осуществления всех покупок и продаж при условии наличия множества покупателей и продавцов цены на выработанное электричество будут равны местным предельным затратам, если существует избыток электричества, и стоимости электричества, если избытка не существует. Цены на транспортировку различаются на различных в географическом отношении рынках и, если в сфере транспортировки существует конкуренция, цены на транспорт аналогично будут равны предельным затратам, если существует избыток транспортных средств, и расценкам в зависимости от загруженности, если избытка не существует. Таким же образом, розничные цены будут равны оптовым ценам плюс предельные затраты на распределение электричества. Однако, нет необходимости притворяться, что электрическая система функционирует также, как другие товарные системы; она является полностью и мгновенно взаимосвязанной. Требуется всего лишь появление (независимого) диспетчера системы, который бы действовал в качестве аукциониста. Чтобы осуществлять диспетчеризацию системы, диспетчер должен принимать предложения и отпускать электричество по минимальной стоимости с учетом характеристик энергосистемы: должные цены на наличное электричество определяются на каждом узле системы. Оператор системы покупает и продает по узловым ценам. Цены за передачу электричества определяются в соответствии с разницей между ценами на различных узлах. Рынок производит расчеты без хлопотного арбитража и купли-продажи оптового электричества, розничного электричества, услуг по передаче и распределения электричества. В этой парадигме покупатели и продавцы свободны заключать финансовые сделки, компенсирующие риск наличного рынка, которые они заключают с помощью контрактов “свопы”, или контрактов на разницу.
Рис. 8.1:"Удобный вымысел": две парадигмы

 

"Оптимизация"

"Рынок"

Механизм рынка

Объединение

Двусторонний

Оценка передачи

Локализация
Стоимость

Явная Цена Передачи

Розничная договоренность

Действительный Прямой Доступ

Прямой Доступ

Существование трех явных дихотомий в литературе может быть объяснено двумя точками зрения на мир. Первая дихотомия - это явное деление на “двусторонние рынки” и “объединения”.* Вторая дихотомия - это явное деление на “транспортные модели” и “узловые цены”. И третья - это явное деление на “прямой доступ” и “фактический прямой доступ”.
Все эти три пары - двусторонние рынки / объединения, транспортные / узловые цены и прямой доступ / фактический прямой доступ - основываются на одних и тех же двух парадигмах. Первый элемент в каждой паре - это модель оптимизации, а второй - рыночная модель. Это изображено на Рисунке 8.1. Все пары, должным образом определенные и используемые, являются эквивалентными, однако, парадигмы, используемые для представления происходящего, имеют различные оттенки и отличаются друг от друга. В следующем ниже обсуждении мы демонстрируем, что в каждом случае создание “рынка” может быть достигнуто непосредственно благодаря созданию “оптимизированного” рынка.
В настоящей книге мы стремимся объяснить, каким образом можно создать и администрировать “рынок”: таким образом, в Части 2 мы объясняем, как создать рынок для осуществления двусторонней торговли и как установить эффективные расценки за передачу электричества. Несмотря на то, что “оптимизированная” модель является прекрасным и внутренне последовательным способом рассмотрения идеализированной системы, она пока не является практичной для большинства стран вследствие требований, которые она предъявляет к компьютерным системам. В ходе нашей практической работы к нам обращались с просьбой разработать торговые системы, присущие двусторонним контрактам; нас попросили определить соответствующие цены за передачу электричества в различных системах. Такой взгляд на вещи также яснее подчеркивает, что должно быть сделано, кем и на каждой стадии. Он также намного понятнее многим людям, поскольку он облегчает переход от системы (такой, как в США), в которой цены на передачу электричества регулируются отдельно. Тем не менее, именно мы помогли разработать оптимизированную модель, предусматривающую централизованную диспетчеризацию предлагаемых цен и заключение финансовых контрактов, для единого британского пула. Она имеет явное преимущество, проявляющееся в непосредственном использовании предельно экономичного решения и отделении финансовых рынков от физической поставки.
Важно, чтобы использующаяся в отрасли система обеспечивала производство электричества наиболее дешевыми производителями, передачу необходимого количества электричества и необходимую структуру учетных систем, гарантирующую, что потребители платят за то, что они используют, а производитель получает плату за то, что он производит.
*Этот термин используется в США. В Великобритании аналогичные споры касаются “торговли за пределами объединения”.

  1. Двусторонние рынки и объединения

Противоречие между “двусторонними контрактами” и “объединениями” в некоторых случаях выражается в том, возникают ли наличные рынки “естественным путем” (невидимая рука) или для их создания требуется помощь в виде “объединения” (видимая рука) - иногда оно выражается в выборе между тем, должно ли все продаваться “старшему брату” или стороны могут делать то, что для них естественно, и продавать друг другу.
Модель двусторонних контрактов предусматривает существование торговцев, заключающих сделки на физическую поставку электроэнергии, оператора системы электропередач, определяющего график осуществления этих сделок и доставляющего электричество в соответствии со сделками. Торговля осуществляется за пределами системы электропередач. При подходе, предусматривающем наличие пула, существуют продавцы, которые предлагают цену на отправку своего продукта, покупатели, которые предлагают цену на покупку и оператор системы, который осуществляет отправку единиц электроэнергии в соответствии с предложениями. Цена устанавливается на уровне самого высокого предложения за отправку каждый час или на уровне самого низкого предложения на покупку. Контракты представляют собой финансовые инструменты, “свопы”, или “контракты на разницу”, которые “заменяют” цену пула на фиксированную цену в соответствии с условиями, согласованными обеими сторонами. Оператор системы не знает и не беспокоится о содержании контрактных соглашений.
Участники этой модели рассматривают проблему торговли под различными углами. Объединение связано в основном с эксплуатацией системы и заинтересовано прежде всего в физических аспектах осуществления диспетчеризации системы и замещении рыночных сигналов на операции, осуществляющиеся с помощью команд и контроля. Таким образом, решения в отношении рынка объединения диктуются эксплуатационными решениями. С другой стороны, сторонники двусторонней системы, многие из которых обладают опытом работы в газовой промышленности, начинают с рынков, которые, по их оценкам, будут развиваться естественным путем, и думают об эксплуатации позже.
Однако, несмотря на значительные различия в описаниях, эксплуатационные параметры этих решений являются необыкновенно схожими. Для определения графика осуществления контрактов через электрическую сеть необходимо в некоторой степени учитывать различия между планируемым количеством и фактически отправленным количеством электричества - будут иметь место несоответствия, которые возникнут вследствие того, что потребители вносят изменения в потребление электричества по своему усмотрению, электростанции выходят из строя или возникают ограничений при передаче электричества. Оператор системы может попытаться устранить эти несоответствия и установить штрафную цену. Именно это происходит на газовом рынке в США, и участники действительно пытаются избежать штрафов, покупая дополнительный газ с тем, чтобы выполнить свои контракты. Но в электрической отрасли несоответствия требуют существования оператора системы, который бы регулировал несоответствия в реальном времени - электричество не может храниться в электрической системе, как хранится газ в газовой системе; оно также не может подавать сигналы “линия занята”, как это происходит в телефонной сети. Электросистема должна компенсировать несоответствия в течение секунд, и для этого оператор системы должен получать предложения цены на основе приращения от всех участников и выбирать наиболее дешевый источник. Если цена за несоответствия устанавливается в качестве “рыночной” цены, которая мгновенно приводит в соответствие предложения на поставку и покупку, практически создается наличный рынок. Затем, при существовании цены на наличное электричество, участники имеют выбор, использовать ли наличный рынок или заключать контракты на физическую поставку электричества. Они могут решить использовать оба варианта или они могут покупать на наличном рынке и ограничить ценовой риск с помощью финансовых контрактов. Эта смешанная система требует существования системы расчетов за передачу электроэнергии, позволяющей производить расчеты по контрактам и в связи с покупкой наличного электричества, что осуществляет объединение в Норвегии. С другой стороны, можно рассматривать все продажи в качестве наличных продаж, планировать отправку только на основе предложений и требовать, чтобы все контракты были финансовыми ограждениями - именно это осуществляет пул в Великобритании.
В ходе анализа, приведенного в настоящей книге, мы придерживаемся модели двусторонних рынков, поскольку она сводится к модели объединения, если разработка графика не разрешается. Имеет смысл рассмотреть проблемы, связанные с разработкой графика и расчетами, поскольку многие системы могут предпочесть планировать сделки, и необходимо понять возможные осложнения. Преимущество объединения, основанного только на предложениях цены (как в Великобритании), заключается в том, что через систему расчетов проходит меньшее количество сделок и, следовательно, возникает меньше разногласий. Преимущество системы двусторонних рынков заключается в том, что она более понятна торговцам, по крайней мере на начальной стадии. Кроме того, при этой системе арбитражерам легче получать прибыль, размер которой был бы привлекателен для арбитражеров. Недостаток заключается в увеличении количества сделок, за расчет по которым отвечает оператор системы, что повышает вероятность разногласий и судебных разбирательств.

  1. Транспортное и узловое ценообразование

Вторая дихотомическая пара в парадигме это транспортное / узловое ценообразование. В этой паре орган регулирования занимает место “рынка” в транспортной модели. “Оптимизатором” в узловом ценообразовании по-прежнему является оператор системы. Два взгляда на мир начинаются со сходных описаний передачи электричества.
В любой географически рассредоточенной товарной рыночной системе цена товара в одном месте отличается от цены в другом месте на величину цены транспортировки из одного места в другое. Цена на электричество может предлагаться в централизованном месте осуществления сделок между двумя другими местами, если известна цена транспортировки. Свободный вход на транспортный рынок способствует смещению стоимости транспортировки к ее предельным затратам, таким образом, в дальнейшем мы можем предполагать, что цена на товар отличается на величину предельных затрат на транспортировку. Продавец в пункте А продает товар по местной цене; покупатель в пункте Б платит по местной цене. Разницу составляет стоимость транспортировки, и практически не имеет никакого значения, прибывает ли то же грузоотправление непосредственно в пункт Б или продал ли его отправитель в пункте В и договорился с каким-либо другим отправителем о доставке аналогичного товара в пункт Б.
Если существует недостаток в транспортных средствах, цена на транспортировку возрастает, причем цена на товар понижается до уровня предельных затрат в области ограниченного экспорта и повышается до предельных затрат в области ограниченного импорта. Тогда стоимость транспортировки включает “теневую цену” ограничений, т.е. разницу в цене между зонами. Если транспортная компания получает высокую прибыль за счет ограничений, то появляются новые участники, извлекающие выгоду из “расценок в зависимости от загруженности”. В случае существования транспортного монополиста, регулируемого эффективным образом, мы считаем, что эффективная цена транспортировки должна представлять собой предельные затраты на транспортировку и что при возникновении ограничений цена на транспортировку будет повышаться до тех пор, пока не будет экономичнее создать новые мощности, чем принимать расценки в зависимости от загруженности.
В своем анализе ценообразования на передачу электричества, приведенного в Части 2 настоящей книги, мы начали со следующей точки зрения: передача электричества - это просто напросто одна из форм транспорта. Система электропередач может быть сложной и трудной для эксплуатации, потоки энергии могут направляться по ней во все направления, однако, она обладает теми же экономическими характеристиками, что и другие транспортные системы. Цена на электричество в двух различных местах будет различаться на величину цены транспортировки. Если эта цена установлена неправильно, вследствие плохого регулирования, то объем транспортировок не будет находиться на оптимальном уровне. Если она установлена на уровне предельных затрат, включая теневую цену ограничений, и если система расширяется, когда стоимость ограничений превышает стоимость, отражающую их, то транспортная система будет оптимальной. Эта функция находится в компетенции органа регулирования монопольной системы передачи электричества.
Итак, наш анализ сосредотачивается на установлении соответствующих цен на передачу электричества, чем занимается Федеральная Комиссия по регулированию Энергетики (FERC) в США и Европейский Союз в Европе. Поскольку в прошлом считалось, что проблема заключалась в том, как распределить совокупные затраты на передачу “справедливо”, мы утверждаем, что необходимые цены на передачу - это предельные затраты на передачу электричества. Мы определяем их как предельные убытки, ограничения и, наконец, чистые затраты на строительство с учетом уменьшения потерь и ограничений. Мы иллюстрируем наши предложения на примере двух-узловой системы. Потери и ограничения равны фактическим (предельным) потерям между двумя пунктами плюс стоимость ограничений; она равна разнице в предельных затратах. Эти предельные затраты используются для установления цены, которая может служить тарифом, контрактом или ценой наличного рынка. Данный анализ хорошо функционирует применительно к двум узлам и линиям электропередач для межсистемной связи, но он усложняется, когда речь идет о прямом определении потерь и ограничений между любыми двумя узлами в самих сетях. Один из способов определения этого заранее заключается в увеличении нагрузки в любом пункте и подсчете увеличения потерь и затрат на преодоление загруженности в системе в результате этого. Этот относительно несложный метод подсчета ожидаемых предельных затрат и расценок очень похож на стандартные методы подсчета предельных затрат при определении тарифов.
Однако, для этого существует еще один гораздо более сложный способ, который с аналитической точки зрения дает те же результаты*, но требует внедрения гораздо более сложного программного обеспечения. Этот “оптимизированный” взгляд по- прежнему предполагает существование оператора системы. Задача оператора системы на многоузловой электрической сети заключается в сокращении до минимума совокупных расходов в зависимости от ограничений системы. При предельном сокращении одновременно потерь, ограничений и затрат на производство электричества оператор косвенным образом устанавливает цены за передачу электричества на основе разницы в цене между узлами. (В безубыточной системе цена на каждом узле будет одинаковой, независимо от затрат производителя на каждом конкретном узле, поскольку цены возрастают до уровня предельных затрат системы - затрат на предоставление дополнительной единицы на любом узле.) С этой точки зрения, торговцы могут покупать и продавать на своих местных узлах, причем стоимость передачи электричества будет составлять разницу между ценами на различных узлах. Таким образом, цена может предлагаться в каждом узле или в едином пункте, причем транспортировка до этого пункта будет равна разнице между ценами в каждом из узлов и центральном узле так же, как и на других рынках товаров. Это устраняет необходимость прямого подсчета потерь и ограничений и изменяет парадигму с “установления цен за передачу электричества” на “считывание транспортных затрат с минимальной стоимости отправки”, или представляет собой “узловую цену”.
Преимущество транспортной цены по сравнению с узловыми ценами заключается в том, что цены (тарифы или контракты) могут устанавливаться заранее, а не в реальном времени, что устраняет необходимость создания крупномасштабных моделей потоков нагрузки в реальном времени. Эта проблема, которая является актуальной во время написания данной книги, может быть разрешена с помощью больших компьютеров. Узловые наличные цены, если их возможно рассчитать, могут быть подкреплены финансовыми контрактами, обеспечивающими такую же ценовую защиту, как тарифы.
*В 90-х годах парадигмы узловых цен и фактического прямого доступа ассоциировались с именем профессора Билла Хогана, который написал множество работ на данную тему, и его коллеги, Ларри Раффа. Мы бесконечно обязаны их проницательности и не имеем существенных разногласий с их работами, а просто хотели бы высказать небольшие замечания. В их работах подчеркивается, что фактические потоки, поступающие в электрическую сеть, определяются законами физики - “потоками электричества, где они имеют место” - и на линиях могут возникать ограничения, когда возможности линий значительно уступают норме в результате проблем на других участках сети. Это, конечно, правда, но это не означает, что электричество не поддается анализу с точки зрения формы транспортировки. Цена за транспортировку - это именно то, благодаря чему различаются цены на двух рынках: это присуще не только электричеству. Автотранспорт также может быть рискованным и иметь свои узкие места!
Вторая проблема, связанная с узловыми ценами, - это проблема стимулирования. Система передачи устанавливает наличную цену и получает наличную прибыль, что противоречит понятию о том, что регулируемому монополисту не должно быть позволено одновременно устанавливать цены и взыскивать их, потому что это рождает стимулы к созданию ограничений или стимулы не устранять ограничения в случае их возникновения. Проблемы стимулирования, связанные с узловыми ценами, могут разрешаться с помощью заключения компанией, осуществляющей передачу электричества, финансовых контрактов, защищающих наличную цену.

  1. Прямой доступ и фактический прямой доступ

“Прямой доступ”, “прокат по розничной сети” или “конкуренция на розничном рынке” используют парадигму, предусматривающую покупку электричества розничным торговцем, переупаковку его по тарифам и контрактам и последующую продажу электричества. В Великобритании розничные торговцы фактически покупают электричество в пуле по лицензии на розничную торговлю и затем продают его потребителям. Это - “рыночный” метод розничной продажи. Он требует установки значительного количества программного обеспечения для осуществления расчетов по счетам.
Альтернатива, как читатель, возможно, может догадаться из предыдущих обсуждений, заключается в назначении компании-дистрибьютора, доставляющей электричество клиенту и взыскивающей плату по наличной цене, причем доставка оплачивается отдельно, и в разрешении или поощрении потребителей предпринимать свои собственные меры в отношении гарантий и защиты наличной цены, которые являются эквивалентом тарифа или контракта. Этот подход получил название “фактический прямой доступ” и аналогичен контрактам на разницу, описанным в Части 2, посвященной контрактам на оптовую продажу в пределах объединения.
Поскольку контракты на разницу в пределах объединения, которые не имеют точно такого же смысла, как двусторонние контракты, фактический прямой доступ не имеет точно такого же смысла, как “выбор собственного поставщика” из числа конкурирующих поставщиков. Получение счета и отправка его вашему гаранту с целью превращения его в фиксированную цену, возможно, не представляется “выбором поставщика клиентом”. На оптовом уровне эти проблемы были разрешены, поскольку торговцы осознали, что финансовые контракты имеют то же значение, что и физическая торговля, которую они предусматривали ранее. В отношении конечных потребителей, возможно, потребуется сохранить более знакомую парадигму и, таким образом, может потребоваться интеграция расчета по финансовым контрактам в счета, выставляемые конечным потребителям так, как будто счет пришел от конкурирующего поставщика.

  1. Краткий итог

Эти два взгляда на мир конкурентной деятельности ведут к появлению различных описаний происходящего и могут привести к возникновению различных коммерческих образований. В “оптимизированных” версиях наличная цена, а также и все доходы от торговли, устанавливаются на центральном аукционе на основе этой наличной цены.
В рыночной модели цены снижаются до уровня рыночной цены в ходе деятельности (или регулирования в случае передачи электричества). Если рыночные образования устроены таким образом, что они предельно сокращают разногласия в ходе многочисленных сделок, заключение которых необходимо, то они придут к тому же результату, что и оптимизированные образования.



 
« Конденсаторные установки   Ликвидация аварий в главных схемах станций и подстанций »
Карта сайта + все метки | Контакты
© Электроэнергетика При перепечатке и цитировании активная гиперссылка на сайт обязательна.